ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ ГЛАВА
"ОБ ИТЕЛЬМЕНСКИХ МЕДИКАМЕНТАХ*"

Spongias marinas, или морские губки, ительмены чаще всего применяют для наложения на нарывы, чтобы заставить их подсохнуть. Содержащаяся в этих губках щелочная соль препятствует образованию «дикого мяса», но лечение этим только затягивается, потому что материя из нарывов не выпускается, а накапливается и, сгущаясь, долго остается на своем месте и задерживает процесс выздоровления. Казаки прикладывают к нарывам остатки сладкой травы от гонки водки; это способствует размягчению материи и ведет к успешному вскрытию нарывов.

Морским растением, называемым морскою малиною, они пользуются для облегчения родов.

Неизвестное морское вещество, относящееся к животному царству и называемое «уаханга», vide observat rejectaneorum maris (см. заметки о морских отбросах), они растворяют в воде и раствор этот пьют против колик при простуде.

«Нихну», кожу и иглы морского ежа (Echinus marinus), они толкут в порошок и лечат ими гонорею, впрочем, снадобье это действует лишь как диуретическое, осадок же (terra) является началом, задерживающим мочеиспускание подобно таковому от каракатицы (ex sepiae).

Жир морского волка[1] они успешно применяют против сильных запоров желудка.

Pentaphylloidis fruticori hirsuti folia — собираемые под названием «курильский чай» листья, служащие повсеместным напитком, применяются с хорошим успехом при рези в желудке и болях от простуды.

Ногтоеду ительмены лечат тем, что немедленно засовывают больной палец в половой орган суки.

Корою кедрового стланца они перевязывают всевозможные резаные раны; это же средство якобы способствует нагноению и выделению вместе с гноем обломков стрел.

Против запоров они пользуются также кислою юколою, которую они варят и вонючий отвар которой пьют.

Поносы лечатся употреблением в пищу нежной слизистой глины, которую русские называют земляною сметаною и которая встречается в различных местностях на Камчатке. Против той же болезни они едят radices Ulmaria Kamtschatica, корни камчатского вязовика, и radices Bistortae.

Если кто страдает недержанием мочи или она у него постоянно вытекает отдельными каплями, ительмены прибегают к следующему симпатическому средству лечения: они плетут венок из мягкой травы эхей, кладут в середину его рыбью икру и поливают все это самолично мочою. Я полагаю, однако, что тут имеет место и шаманский обряд.

Против болезненной сухости в горле они принимают отвар из засушенного кипрея chamnaerio specioso, и применяют с большим успехом, потому что этот отвар отличается слизистостью, как Ala cerevisiae. Этот декокт ительмены пьют также при родовых болях, чтобы ускорить роды.

Высушенный кипрей они кладут и на свежий пупок новорожденного, и на разные раны и этим лечат их очень успешно.

На волчьи или собачьи укусы они накладывают свежеистолченные листья растения Ulmaria Kamtschatica (камчатского вязовика).

При всевозможных желудочных заболеваниях они основательно вываривают в кипятке хвою и кору кедрового стланца и кладут их затем горячими на живот, а также пьют отвар из них; особенно хвалят они это снадобье как противоцинготное средство.

Ожоги как от кипятка, так и от жира или непосредственно от огня они лечат давлеными листьями и стеблями растения Ulmaria Kamtschatica (камчатского вязовика). При головных болях они повязывают голову компрессом из мороженной брусники и уверяют, что это средство дает быстрое облегчение. Если они, что случается, впрочем, крайне редко, страдают зубной болью, то они набирают в рот теплый отвар камчатского вязовика в ухе, а на больной зуб кладут его корешки.

Для усиления легкости дыхания они жуют каменный попорядник[2], называемый по-ительменски «сегэльч». Они пьют его отвар при кровохаркании, а также в случае падения или ушиба; женщины пьют его во время беременности или для того, чтобы стать плодовитыми, а также для того, чтобы до родов сохранить ребенка в утробе здоровым. Этот же декокт пьют, чтобы получить чистый, звонкий голос. Они жуют листья и мажут затем слюною волосы на голове для придания им благоухания.

Decoctum Gentianae Kamtschatica (отвар камчатской горечавки)[3] они пьют против цинги и всяких внутренних недугов.

Decoctum Chamaerhododendro flore sulphureo specioso, называемый ими «кетенано» или «мискута», они пьют при венерических болезнях (morbis venereis), хотя и с малым успехом.

Decoctum Quercus marinae (отвар морского дуба) они пьют при поносе.

Pinquedrina Zobellina untuntur in vulneribus racentibus (собольим жиром они пользуются при лечении свежих ран).

При зубной боли они кладут на зуб жир морского льва или полощат рот отваром из fructus Gale, называемого по-ительменски «кайлум».

Декокт из растения «сюзу» пьют против всевозможных недугов, а также делают из него примочки, прикладываемые к воспаленным глазам. Эту же траву они кладут на половые органы для их согревания и придания им благоухания.

Отвар растения кутахшу мужчины пьют против цинги и ломоты, женщины же — для предупреждения беременности. Самое растение они вымазывают рыбьим жиром, затем греют его на огне и при ломоте кладут на больные места; этим же средством они удаляют синяки от удара, ушиба или толчка.

Декокт из растения Drymopogon, по-туземному — «чахбан», они пьют против опухолей, а также против боли в ногах, от цинги.

Черемшу, или дикий чеснок, они весною едят в сыром виде против цинги.

Плоды растения Ephemerom Kamtschatico они едят для того, чтобы крепче спать.

Поломы рук или ног они вправляют, прибегая иногда к помощи ножа, чаще же всего оставляют пациента безо всякого оказания ему помощи на произвол судьбы, пока он сам собою не выздоровеет.

Жители мыса Лопатка и первого острова умеют ставить клизмы, чему они научились от островитян куши. Они вливают для этого отвары из разных трав, иногда вместе с жиром, иногда без него, в тюлений пузырь, к которому прикрепляют полый стебель какого-либо растения. Этот стебель они вводят в anum (зад), причем так укладывают пациента на животе, что голова его приходится ниже задней части. Потом они вгонят отвар из пузыря в кишечник. Они считают такую клизму настолько действенной, что применяют ее при всех болезнях.

Против желтухи у них есть надежное средство: они берут radices Iridis silvestris fl. coeruleo[4] (корешки лесного голубоцветного ириса), очищают их от земли, толкут свежими в кипятке и мешают их деревянной палкой до тех пор, пока они не превратятся в молочного цвета эмульсию. Последнюю они вливают еще теплою в пузырь нерпы, к которому прикреплена трубочка из крыла чайки[5]. Эту трубочку они вводят больному в задний проход и проделывают это по три раза в день; после этого наступает облегчение и потягивание во всех членах тела. Это лечение не лишено разумного основания, как знает всякий, кому известны свойства корня ириса.

Камчадалы никогда не прибегают к кровопусканию, которое им, впрочем, и неизвестно. Если у них болят ноги, они захватывают кожу около сустава пальца двумя палочками, приподнимают ее и прокалывают насквозь кристальным ножичком. При этом они дают из ранки вытечь как можно больше крови и заявляют, что это средство часто вело к облегчению страданий.

При боли в спине они заставляют натереть себе спину перед огнем ядовитым корнем растения Cicuta aquatica Wescheri (водяной болиголов) так, что нетронутым остается один только позвоночник. Это средство приводит к судорогам. Ительмены уверяют, что такое лечение вызывает немедленно уменьшение болей, что действительно может и быть, как о том сказано в другом месте.

Корнями растения Napello и Cicuta aquatica они пользуются также для того, чтобы повредить своим врагам и незаметно избавиться от них. Впоследствии я еще прибавлю кое-что об их медикаментах, многое же, сюда относящееся, находится в моем Catalogus plantorum Kamtschaticarum («Списке камчатских растений»).

© Виталий В. Филючков, 2000-2015