КОМАНДОРСКИЕ АЛЕУТЫ

До 1825 г. на Командорских островах постоянного населения не существовало. На острове Беринга и на острове Медный Российско-Американская Компания (Р.А.К.) завозила сменные партии русских промышленников (добытчиков) для добычи пушнины морских котов и бобров (каланов). Первая артель была высажена на острове Медный в 1805 году, она состояла из 13 человек. Эта группа морских охотников задержалась на островах надолго. Завозились и другие артели, некоторые члены которых были женаты на алеутках. Документы, датированные 1819 годом, свидетельствуют, что на юге острова Медного в то время проживало (временное поселение) 15 человек, а на севере острова Беринга - 30 человек.

Тогда оба острова находились в составе Атхинского отдела Р.А.К. По решению Главной конторы правитель отдела Мершенин организовал в 1825 году завоз первой партии алеутов с семьями с острова Атха на остров Беринга. В 1826 году еще одна партия алеутов и креолов была переселена с островов Атту и Атха.

Вместе с первыми русскими артелями завезенные аборигены Алеутских островов и креолы стали первыми постоянными жителями нынешнего Алеутского района Камчатской области. В 1827 году на острове Беринга жили 110 человек (русских - 17, алеутов - 24, креолов - 13; женщин - 21 алеутка, 35 креолок). В последующие годы на островах осели русские пенсионеры (у которых закончились контракты с Р.А.К.) и рабочие, привезенные с Камчатки, Лисьих и Андреяновских островов, острова Кадьяк, из Ситки и Калифорнии. Среди них были эскимосы, несколько индейцев, единичные представители разных народов России, в том числе коренные жители Камчатки - камчадалы и айны.

После продажи Русской Америки и Алеутских островов Командорские острова отошли к Петропавловскому округу. Особенностью жизни на островах является изолированность от внешнего мира и самих островов друг от друга. В 1879 году (Б. Дыбовский) на обоих островах алеутов проживало 168 человек (в том числе на острове Медном - 100), креолов в общей сложности 332 человека, среди остальных было 10 процентов русских и других национальностей. Учитывая, что креолы говорили на русском языке и придерживались национальных традиций матерей, то большинство их населения ученые относят к алеутам.

История изучения алеутов начинается со времени открытия в 1741 г. Алеутских островов Великой Северной (Второй Камчатской) экспедицией (1733 - 1743).

Особенности жизни командорских алеутов определялись изолированностью островов. До 1867 года их население работало на Российско-Американскую компанию: заготавливало пушнину, мясо и жир морских животных, сохраняя традиционную культуру. Основное место занимали охота на морских животных с байдар и добыча котиков на суше.

Хищническая эксплуатация промыслов американскими и русскими компаниями привела к обнищанию местного населения, подрыву основ традиционной культуры. В конце ХIХ века рост численности населения затормозился, болезни и алкоголь привели к увеличению смертности. К двадцатым годам XX века обнищание командорских алеутов достигло предела.

После окончания гражданской войны на Дальнем Востоке началось восстановление разрушенного хозяйства на островах, развитие земледелия, скотоводства, рыбного и морского зверобойного промыслов. Процесс возрождения алеутов включал создание в 1925 году зверосовхоза, выделение в 1928 году Командорских островов в Алеутский национальный район, участие народа в управлении, подготовку кадров национальной интеллигенции, технических специалистов. С 1935 году начался прирост численности населения. В то же время развивается процесс рассеивания алеутов, их оседания на материке.

С 1969 года алеуты в основном живут в селе Никольском. По образу жизни и социальной структуре не отличаются от приезжего населения. Возросло количество межнациональных браков.

Селения алеутов располагались на морском побережье, часто в устьях рек и состояли из 2-4 больших полуземлянок (улягамах). Выбирались высокие, открытые места, чтобы оттуда удобно было наблюдать за ходом морских животных и за приближением врагов. Полуземлянки строили из плавника, а сверху покрывали сухой травой, шкурами и дерном. В крыше оставляли несколько четырехугольных отверстий для входа, забирались туда по бревну с зарубками. Жилище вмещало от 10 до 40 семей. Внутри вдоль стен сооружались нары. Каждая семья жила на своей части нар, отделенных друг от друга столбами и занавесками. Под нарами хранили утварь. Летом переселялись в отдельные легкие постройки. В XIX веке традиционная полуземлянка видоизменилась: стены и крыша, сделанные из жердей и досок, обкладывались дерном. Наверху находился люк для освещения, сбоку - выход через небольшие сени. Освещались жилища жировыми лампами, иногда ставились печи. Наряду с традиционной утварью пользовались привозной посудой фабричного производства.

Традиционной одеждой была парка - длинная глухая (без разреза спереди) одежда из меха морского котика, калана, птичьих шкурок. Поверх нее надевали камлейку - глухую непромокаемую одежду из кишок морских животных с рукавами, глухим закрытым воротом и капюшоном (прообраз европейской ветровки). Края капюшона и рукавов затягивали шнурками. Парки и камлейки украшали вышитыми полосами и бахромой. Сохранились традиционные промысловые куртки с капюшонами из сивучьих кишок и горл, штаны из нерпичьей кожи. Мужская и женская одежда полностью совпадала по крою и украшениям. Появился и новый тип одежды - бродни - штаны из сивучьих горл, ка которым пришивали непромокаемые торбаса - мягкие самлши их кожи морских животных. Обувь - торбаса - мягкие сапоги из кожи морских животных. В повседневной жизни носили русскую одежду.

Промысловыми головными уборами служили деревянные шляпы конической формы (у вождей-тоёнов) либо без верха с сильно удлиненной передней частью (у простых охотников), богато украшенные полихромной росписью, резной костью, перьями, сивучьими усами. Их надевали на капюшон камлейки. Такие шляпы выдалбливали из цельного куска дерева, затем распаривали, придавая нужную форму, и расписывали в яркие тона, создавая причудливый орнамент. С боков и сзади украшали резными пластинками из моржового клыка, гравированными геометрическим орнаментом, в который втирали краску. На вершину задней пластинки, служившей одновременно и верхушкой шляпы, крепили костяную фигурку птицы или зверя. В боковые отверстия пластинки вставляли сивучьи усы длиной до 50 сантиметров. Количество их зависело от охотничьего достоинства владельца и свидетельствовало о числе добытых моржей. Эти головные уборы носили только мужчины.

Празднично-обрядовыми головными уборами были шапки разнообразной формы из кожи и птичьих шкурок с украшениями, кожаные повязки с узорными швами. Неотъемлемая часть праздничного убранства - ожерелья, ручные и ножные браслеты, вставки и подвески в отверстиях, проделанных в губах и возле губ, а также в носу, по краям ушной раковины и в мочке уха. Их изготавливали из кости, камня, деревянных и сланцевых палочек, перьев, уса морского льва, травы и корней растений. Алеуты наносили татуировку и раскрашивали лицо и тело, однако с началом контактов с русскими эта традиция стала ослабевать.

Промысел начинался в конце апреля. С весны до осени ловили рыбу. В середине июля охотились на птиц при помощи метательных копий (шатин) и метательного снаряда (бола) - связки ремней с каменными или костяными грузиками на концах. Раскрутив, бола бросали в стаю и запутавшаяся в ремнях птица становилась добычей охотника. Отлавливали их и на птичьих базарах большим сачком на длинном шесте (чируча), а также сетями. Зимой промышляли с берега тюленей. Морского бобра (калана) добывали в открытом море при помощи гарпуна (метательного копья на длинной веревке), сивучей и моржей - на лежбищах, нерпу заманивали на берег манком - надутой нерпичьей шкурой, имитируя крик самки, на китов охотились с помощью копья, кончик которого смазывали ядом аконитом. Через 2-3 дня море выбрасывало на берег тушу животного. Гарпуны и копья бросали с помощью копьеметалок - деревянных дощечек 50-70 см длиной с продольным желобком, углублениями для пальцев на одном конце и костяным упором на другом. Были известны также лук, стрелы и ружья.

Мясо и рыбу ели в сыром, жареном или вареном виде. Впрок запасали в основном сушеную рыбу и китовый жир. Последний держали в пузырях из желудков морских животных.

Важную роль в морской охоте играли байдара - деревянная, плоскодонная каркасная лодка, обтянутая сивучьей или нерпичьей кожей и каяк - закрытая кожаная лодка с деревянным каркасом и отверстием-люком, куда садился охотник. Управляли ею двухлопастным веслом (прообраз спортивной байдарки). С появлением огнестрельного оружия стали делать двухключные байдары (во время стрельбы второй гребец должен был удерживать равновесие).

Распространились и некоторые не характерные для материковой культуры алеутов элементы: так, на о. Беринга появились нарты (сани) с собачьими упряжками, на острове Медном - короткие, широкие лыжи, подбитые шкурой нерпы.

Из камня мужчины изготавливали ножи, топоры, наконечники для стрел и копий, сосуды для приготовления еды, жировые лампы с фитилем из мха для освещения и обогрева жилища. Женщины шили, вышивали одежду, изготавливали обтяжки для байдар, плели циновки и корзины. Женским универсальным орудием труда была пекулка - широкий короткий и слегка изогнутый нож. Иглы делали из птичьих костей.

К середине ХVIII века население каждого острова или группы островов представляло самостоятельное территориальное объединение со своим самоназванием и диалектом. Предположительно, это были племена, состоявшие из родовых общин - объединений лиц, связанных кровнородственными отношениями и именем общего предка. Родовую группу возглавлял вождь (тоён), он либо получал власть по наследству, либо избирался. В его обязанности входили торговые и политические связи, судебные дела, охрана лежбищ морского зверя, контроль за другими угодьями. Как военный глава, вождь имел экономические преимущества только после военных походов и торговых сделок, в повседневной хозяйственной деятельности ему полагалась равная со всеми доля. Кроме вождя родовую группу возглавлял совет старейшин. В литературе есть упоминания о существовании родовых общинных домов для собраний и проведения праздников.

У алеутов имелись рабы (калга) - в основном военнопленные. Раб участвовал в обычной хозяйственной деятельности группы, в войнах. За храбрость или за хорошую работу он мог быть отпущен на свободу.

Сохранялись традиционные социальные нормы, связанные с пережитками группового брака - древней формы брака, когда группа мужчин считалась потенциальными мужьями группы женщин и нормами матрилинейности (от лат. mater - мать и linea - линия: счета родства по материнской линии); кросс-кузенные браки (от англ. cross - крест и франц. cusin - двоюродный брат: браки на двоюродных братьях и сестрах - пережиток группового брака, заключаемого между членами двух родов); многоженство и многомужество, авункулат (от лат. avunculus - брат матери), - обычай покровительства дяди по матери в отношении племянников; гостеприимный гетеризм (обычай, по которому муж предоставлял свою жену на ночь гостю).

В ХIХ в. родовые общины распались. С принятием христианства к середине ХIХ в. исчезли в основном калым (выкуп за жену) и заменяющая его отработка за жену (муж 1-2 года жил в семье родителей жены и помогал вести хозяйство), а также многоженство, многомужество и гостеприимный гетеризм. Вместе с тем распространились обряды сватовства и венчания.

Духовная культура

Для традиционных верований характерен анимизм (от лат. anima, animus - душа, дух) - представления о душе как жизненной силе и существовании добрых и злых духов и их влиянии на жизнь человека. Почитались духи предков, чьи изображения из камня, кости, дерева иптичьих шкурок передавались по наследству в качестве личных амулетов. Духов-покровителей изображали деревянные маски, которые надевали во время обрядовых плясок. Среди алеутов было распространено шаманство, в мифологии которого бытовали представления о разных мирах. Шаманский костюм, как и у некоторых народов Сибири, символизировал птицу. Помимо шаманства существовала также охотничья магия (от греч. mageia - колдовство, волшебство), заключавшаяся в обрядах вызывания зверя, в особых охотничьих запретах и ношении амулетов, охраняющих владельца.

Умерших хоронили в сидячем положении. В небольших углублениях среди скал размещали родовые погребения. Туда же клали орудия труда покойного, оружие, посуду, ритуальные маски и личные амулеты (предметы, обладающие сверхъестественными, магическими свойствами). Знатных людей хоронили вместе с рабами в пещерах, у входа ставили раскрашенный столб или подвешивали тела покойных в корзинах между двумя столбами. Умерших бальзамировали.

Фото А.АвдеенкоОдин из основных праздников - праздник зимнего солнцестояния - сопровождался плясками, драматическими представлениями охотничьих сцен и мифологических сюжетов, раздачей подарков. Обряды, предшествовавшие охотничьему сезону, славились пантомимами и танцами под пение и бубен. Исполнители надевали специальные головные уборы и деревянные маски.

В конце ХVIII веке алеуты, испытав сильное влияние русской культуры, были обращены в православие. Распространилось школьное обучение, двуязычие. Появились религиозные книги, переведенные на алеутский язык. Характерно, что часть аборигенов стала миссионерами.

Письменность алеутского языка, созданная Епископом Камчатским, Алеутским и Командорским Иннокентием (Вениаминовым), который был еще и видным ученым этнографом и лингвистом, на Командорских островах не распространилась.

Не создана была письменность на Командорах и в советское время, хотя и были для этого предпосылки: утвердили алфавит, а также издали "Алеутско-русский, русско-алеутский словарь" (Е.Головко).

Существуют сказки, героический эпос (повествование), или богатырские сказки, рассказы о древних обычаях, бытовые рассказы, песни, поговорки и загадки.

Большинство сказок основано на мифологических сюжетах. Наиболее распространены были мифы о духах животных-покровителях и этиологические (касающиеся причин различных явлений) предания о первоначальном бессмертии людей, о происхождении людей от упавшей с неба собаки и др. Героический эпос включает предания о родоначальниках, о борьбе с людоедами, о переселении людей с материка на острова, рассказы о походах восточных групп алеутов на запад, о кровной мести, приводившей к жестоким войнам, и др. Бытовые рассказы повествуют о поездках на промысел, путешествиях; предания - о беглых алеутах, скрывавшихся от русских в пещерах, о далеких путешествиях; сатирические сюжеты - об охотнике, умершем от обжорства внутри кита. Во многих сюжетах отражены традиционные семейно-родственные отношения: о неверности мужа или ревнивой жене, о сожительстве героя с женой двоюродного брата, о враждебных отношениях зятя с шурином (братом жены) и др.

Фото А.АвдеенкоНа праздниках мужчины под звуки бубна воспевали подвиги предков, удальство в промысле, ловкость в управлении байдарой. Во время игр, обрядовых действий и исполнения сказок пели под аккомпанемент многострунной щипковой мечевидной цитры (чаях), которую позднее заменила гитара.

Несмотря на очень сильную ассимиляцию, алеуты сохранили свою генетическую структуру, и наука признает их именно алеутами. Хуже с культурой: с отмиранием языка (все меньше и меньше его носителей) утрачены многие национальные обычаи и традиции, угасает устное народное творчество - фольклор.

Алеутская интеллигенция, подвижники-старожилы делают все возможное для возрождения и сохранения национальной культуры. В этих целях маленький народ в райцентре - селе Никольском - создал два танцевально-фольклорных коллектива - "Унанган" и "Чиян".